Владимир Солодов: В пандемию нужно ужиматься и эффективно тратить бюджет

03.05.2020 06:57:03 (GMT+12)

Владимир Солодов: В пандемию нужно ужиматься и эффективно тратить бюджет
На Камчатке — в одном из самых отдаленных и труднодоступных регионов страны, где проживает чуть более 300 тыс. человек, уже более 200 заразившихся коронавирусом. Остановить распространение вируса, организовать дополнительные койки в больницах, обеспечить лечебные учреждения и население средствами защиты и лекарствами — это сейчас первоочередные задачи врио губернатора Камчатского края региона 37-летнего Владимира Солодова. На эту должность он был назначен Президентом России Владимиром Путиным в начале апреля, до этого возглавлял правительство Республики Саха (Якутия). Прежний глава края Владимир Илюхин подал в отставку по собственному желанию.

О том, как региону справиться с пандемией, одновременно сохранив работу по крупным инфраструктурным и нацпроектам, как решить жилищные проблемы при отсутствии свободного жилья на рынке, почему сейчас актуален проект "Посетите Камчатку в 2020 году", врио губернатора Камчатки рассказал в интервью ТАСС.

РЕГИОН БОРЕТСЯ С ИНФЕКЦИЕЙ

— Владимир Викторович, сейчас из-за ситуации с распространением коронавируса перед всеми губернаторами стоит сложная задача: нужно и людей спасти, и экономику. Какова ваша позиция в части смягчения мер самоизоляции в Камчатском крае?

— У меня здесь позиция вполне определенная, и вы абсолютно точно сказали, что приоритет номер один — безопасность наших граждан, здоровье, в некоторых случаях и жизнь. На сегодняшний день у нас 203 официально подтвержденных случая, что для такого небольшого по численности региона, как Камчатка, очень много. И динамика последних дней настораживает. Поэтому в данной ситуации я считаю преждевременным смягчение режима, более того, на прошлой неделе мы ввели ряд ужесточающих мер. Поскольку маски сейчас доступны, я принял решение, что масочный режим будет обязательным для людей, находящихся в общественных местах. Также у нас ограничено авиа- и автобусное сообщение по краю. В целом я планирую пока режим сохранять.


— Как в режиме полной самоизоляции региона будет организована лососевая путина 2020 года, для работы на которую традиционно приезжают около 10 тыс. человек из разных регионов страны?

— Массовые заезды сотрудников рыбопромышленного комплекса начнутся в начале мая, и все работники без исключения должны пройти 14-дневный карантин. Даже местные жители, которые в этом году планируют работать на путине, будут обязательно тестироваться за счет рыбохозяйственных предприятий — мы об этом уже договорились. Я хочу поблагодарить наших ключевых предпринимателей, что они даже мысли не допускают рисковать, на авось надеяться, и все исчерпывающие меры здесь уже предприняты и будут предприниматься дальше.

— Как вы оцениваете уровень подготовки медицины полуострова к борьбе с коронавирусной инфекцией?

— В целом здравоохранение на Камчатке в достаточно сложном состоянии находится, очень изношена материальная база. Например, одна из больниц по приему пациентов с коронавирусом 1950 года постройки, лаборатория, где у нас проходит основная часть тестов, — 1946 года постройки. Это, по сути, аварийные здания, просто не признанные таковыми. Поэтому пришлось искать и покупать этот аппарат в мобильном исполнении. В настоящий момент у нас полностью развернут весь коечный фонд, который был рассчитан Министерством здравоохранения, исходя из численности нашего населения, — всего 156 коек. Госпиталь Минобороны перешел на работу с коронавирусными больными. Оснащенность медоборудованием пока не стопроцентная, но гораздо лучше, чем несколько недель назад. По аппаратам ИВЛ медучреждения края укомплектованы на 61%, кислородными концентраторами — на 65%. При этом часть аппаратов мы получили опережающей поставкой по линии Минпромторга, часть переместили с наших учреждений, на которых сейчас приостановлена плановая работа. Кроме того, мы уже приняли решение о том, что, исходя из динамики поступления больных, мы будем разворачивать койки сверх того норматива, который Минздрав России рекомендует. Мы готовы дополнительно к разворачиванию до 100 коек в нашей сети, но на это потребуется дополнительное оборудование. Федеральный центр очень хорошо помогает деньгами: мы уже получили почти 125 млн рублей на оснащение, но есть задержка с поставкой оборудования. В начале мая поставки должны начаться. Хочу также сказать, что и камчатские предприниматели активно включились в борьбу с инфекцией: у нас сформирован благотворительный фонд, в нем уже 87 млн рублей. Он используется на расходные материалы, на средства индивидуальной защиты. Есть и другие хорошие примеры: очень быстро мы наладили кооперацию по борьбе с инфекцией между регионами. Буквально несколько дней назад у нас начали заканчиваться запасы расходных материалов для анализов тестов. Соседняя Сахалинская область пришла на помощь, оперативно направили 20 тыс. этих единиц, которых нам хватит на 20 дней. Без оплаты, без контрактов, просто погрузили в самолет и отправили. Хочется тоже сказать спасибо нашим соседям, лично губернатору Валерию Игоревичу Лимаренко.

— Каким образом вы получаете обратную связь от людей в условиях, когда нет возможности активно встречаться?

— Текущие условия накладывают ограничения на все условия жизни, в том числе и на встречи. И, конечно, мы адаптируемся к ним. Благо, для этого сейчас есть все коммуникационные возможности. Проникновение соцсетей позволяет нам сейчас использовать их для контакта с огромным количеством людей. У меня буквально за несколько дней количество подписчиков в сети Instagram выросло до 40 тыс., и я могу абсолютно честно сказать, что ни один инструмент для раскрутки применен не был. Более того, я на Камчатке постоянно сам на совещаниях включаю Instagram, выхожу в эфир, и это дает свои плоды, потому что люди чувствуют, что есть контакт, есть возможность для коммуникации. Конечно, мне не хватает поездок в районы. Невозможно управлять из кабинета такой обширной территорией, и, как только ограничения будут сняты, я буду наверстывать упущенное.

— То есть сейчас проблема интернета и онлайн-общения на Камчатке уже не стоит?

— Конечно, было бы лукавством с моей стороны сказать, что нет проблем с доступом в интернет. Они есть, но ситуация существенно улучшилась с приходом оптоволокна два года назад. В центральной части Камчатки интернет доступен, хотя есть другие проблемы — скорость, стоимость и так далее. Но никакой катастрофической ситуации нет. А на северах эта проблема стоит очень остро. И это одна из тех задач, которую я тоже буду решать и которая будет для меня первоочередной.

ЭКОНОМИТЬ НА ЧИНОВНИКАХ

— Накануне вице-премьер — полпред в ДФО Юрий Трутнев порекомендовал сокращать чиновников, чтобы экономить бюджет. Как вы относитесь к этому предложению?

— Я абсолютно разделяю это мнение и могу сказать, что мы эту работу уже проводим. Я достаточно давно занимаюсь государственной службой, и я большой сторонник сокращения государственного аппарата и перехода к более гибким формам работы и мотивации, основанной на достижении результатов. Я даже термин стараюсь применять, что мы не сотрудники министерств, мы не сотрудники каких-то там инспекций, мы — команда развития. Все, начиная с меня и заканчивая рядовым сотрудником в МФЦ, на приеме документов. Я уже провел оптимизацию расходов государственного аппарата примерно на 7% в каждом министерстве. Это пока не увольнения чиновников в основном, а сокращения того, что называется накладными расходами, закупками, обеспечением и так далее. Все, кроме первоочередного, уже отменено, и мы в режиме такой жесткой экономии сейчас будем находиться, потому что у нас бюджет все равно недосчитается определенных поступлений и они будут существенными. По нашим расчетам, они могут составить до 12 млрд рублей — это около 16–18% общего объема. Поэтому мы, конечно, будем рассчитывать на федеральную поддержку, но и сами мы должны ужиматься и повышать эффективность собственных расходов. К концу года мы не обязательно получим такой серьезный финансовый разрыв, и у нас будут не покрыты расходы, конечно, это недопустимо. Но я исхожу из достаточно пессимистичного сценария, потому что предпочитаю надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Сейчас мне важно, чтобы мы командой проработали новую структуру правительства, вскоре я смогу ее представить, но каждое решение нужно скрупулезно выверять. Я вообще сторонник этого принципа, меня ему научил один из моих друзей по жизни. Это правило трех "п": правильно, постепенно и постоянно. Нужно выбирать правильное направление, двигаться к нему без резких скачков, даже если вы уверены в правильности своих шагов, но двигаться постоянно вперед. Планомерно к достижению той цели, которая поставлена. Вот исходя из этого нехитрого правила, планирую постоянно заниматься оптимизацией повышения эффективности государственного аппарата в Камчатском крае.

— Вы неоднократно приезжали на Камчатку в рабочие поездки. Расскажите, как вы восприняли новость о назначении врио главы региона? В чем, по-вашему, главные преимущества Камчатки перед остальными субъектами страны?

— Я с большой ответственностью это воспринял. Я благодарен Президенту за оказанное доверие возглавить регион в этот непростой период. И вдвойне благодарен за то, что мне доверили возглавить Камчатский край. Потому что я считаю, что Камчатка — это особая территория. Каждый регион особый, но, наверное, немного таких мест в России, которые у всех без исключения вызывают чувство восхищения и только одно желание — здесь побывать. Камчатка — это перспективная земля благодаря своим природным ресурсам, и они носят возобновляемый характер. В первую очередь, это наша рыба. Могу биться об заклад, что цена на дикую северную рыбу в ближайшие десятилетия будет только расти. В условиях ценности здоровой пищи наши уникальные ресурсы будут только дорожать. Второе преимущество — это наша уникальная величественная красота, которая привлекает людей, к которой нужно правильно тоже относиться и не допускать ее деградации. Во всем мире пользуется спросом уникальный туризм с опорой на местные ресурсы. Не очень интересно смотреть просто горы, интересно, как по горам ведет местный проводник, который понимает и культуру, и мифы и природу эту чувствует. На Камчатке для этого есть все возможности, потому что местные жители любят свою землю, и они способны раскрыть ее красоту. И третье — это стратегическое положение полуострова. Мы — ворота Северного морского пути, а Северный морской путь — стратегическая ставка России в развитии мировой логистики. Это я только часть рассказал, можно много достаточно углубляться. Но даже это позволяет мне судить с уверенностью о том, что Камчатский край относится к числу наиболее перспективных регионов Российской Федерации.

— Владимир Викторович, вы работаете уже три недели, и есть такие мнения, что вы хороший теоретик, технократ. Но Камчатке нужен крепкий хозяйственник. В вопросах прикладных вы планируете больше ориентироваться на себя или все-таки на профильную команду?

— Выражение "крепкий хозяйственник" — термин из 90-х. Я действительно начинал профессиональную деятельность как теоретический исследователь государственного управления, но за последние пять лет у меня достаточно обширный опыт. Я знаю Дальний Восток так, как мало кто из местных жителей Дальнего Востока знает, объездил все регионы. А последние два года в Якутии в статусе председателя правительства отвечал за все жизнеобеспечивающие процессы, начиная от завоза топлива и заканчивая реагированием в условиях чрезвычайной ситуации, ликвидации паводков. Все это позволяет мне без лишней скромности сказать, что я практическую подготовку имею достаточно серьезную, надеюсь это подтвердить делом. Сейчас наша основная задача связана с борьбой с коронавирусной инфекцией. После того как ситуация нормализуется, мы уже перейдем к стратегическим вопросам. Я, безусловно, занимаюсь ими параллельно, прорабатывая подходы, но после того, как у нас ситуация нормализуется, планирую очень активно вместе с жителями вырабатывать программу развития Камчатского края. Я планирую опираться в первую очередь на жителей.

ИЗ-ЗА ПАНДЕМИИ ЖИЗНЬ НЕ ОСТАНОВИЛАСЬ

— Проблема жилья — одна из самых острых, и она касается всего Дальнего Востока. Как вы оцениваете сейчас перспективы реализации программы "Дальневосточная ипотека" на Камчатке? И сейчас появилась еще новая ипотека — это льготная ипотека под 6,5%. Как вы оцениваете, будут ли конкурировать эти две программы и что должен сделать регион для того, чтобы они успешно реализовались?

— Ситуацию с реализацией программы "Дальневосточной ипотеки" на Камчатке можно назвать катастрофической. Всего 51 квартира за время реализации приобретена — это один из худших показателей в округе. И это следствие системной проблемы — то есть это не та проблема, которую можно сейчас изменить одномоментно. Связано это с системными проблемами строительного комплекса Камчатского края — у нас очень низкие объемы строительства. В наших условиях нормативный срок строительства — от двух до трех лет, поэтому, к сожалению, в ближайшее время мы будем сталкиваться с дефицитом жилья. Но это не значит, что этим не нужно заниматься. Мы уже сейчас продумали план первоочередных мер. Например, есть большая проблема с доступностью земельных участков, с инженерной инфраструктурой, уже произведена инвентаризация, выявлены перспективные участки. Например, выяснилось, что ряд домов, которые были расселены по программе аварийного жилья, так и не снесены. Срочно будем их сносить для того, чтобы высвободить площадки. Есть перспектива по взаимодействию с государственными органами исполнительной власти, в том числе с Министерством обороны, у которого большое количество земельных участков есть. Мы с ними в контакте, будем проводить анализ, какие из участков можно будет передать для застройки. Никакой конкуренции между 2- и 6,5-процентной ипотекой нет и не будет, потому что пока никто не может ими воспользоваться по причине банального дефицита квартир. На сегодняшний день в Петропавловске-Камчатском ноль квартир, которые соответствуют требованиям ипотеки под 2%.

— В течение многих лет обсуждается проект строительства СПГ-терминала. Не возникает ли опасений, что в связи с ситуацией с коронавирусом такой крупный инвестиционный проект может быть отложен?

— Пока никаких предпосылок для внесения изменений нет. Проект упакован и сформирован, есть планы по строительству инфраструктуры за государственный счет, связанный с дноуглублением, со строительством причальных сооружений. Общие планы инвесторов тоже известны: объем инвестиций должен составить сумму в районе 70 млрд рублей. Этот проект имеет не только стратегическое и экономическое значение, потому что, как я уже сказал, это ворота Северного морского пути и они делают качественный сдвиг в логистике СПГ с Арктики в Азиатско-Тихоокеанский регион. Этот проект имеет и огромное социальное значение, потому что на территории края сложился дефицит баланса газа для снабжения газотранспортной системы. И мы планируем, что этот проект поможет осуществить газификацию Камчатского края. Есть договоренность о том, что для этих целей часть сырья тоже будет использована, поэтому он имеет приоритетное значение. Предпосылок для его заморозки и корректировки планов по строительству в настоящий момент нет.

— А что сейчас происходит со строительством на Камчатке международного курорта "Три вулкана"? Как вы взаимодействуете с инвестором и на каком этапе сейчас реализация проекта?

— Туристическая отрасль — ключевая для Камчатки и имеет стратегическую перспективу, хотя сейчас она находится в очень сложном положении. За прошедший со второй половины марта период мы фиксируем падение оборота на 90%. Мы уже сейчас вырабатываем антикризисные меры по поддержке тех предпринимателей, которые работают в сфере туризма на Камчатке, потому что нам очень важно сохранить этих людей. Есть меры прямой поддержки, которые помимо дополнения к другим мерам поддержки МСП реализуются. Например, мы планируем запустить федеральный проект примерно с таким лозунгом: "Посетите Камчатку в 2020 году". Авиабилеты будут дешевые, средства размещения будут доступнее, мы обнулим ряд сборов, которые были, чтобы сделать посещение доступным, и попробуем заместить внешний иностранный спрос внутренним. Уверен, что у нас получится это сделать, и мне кажется это важным и с социальной точки зрения. Многие жители России мечтают посетить Камчатку, но не могут в силу разных причин. И мы постараемся в 2020 году программу социального туризма нарастить, чтобы и жителей России поддержать, и при этом поддержать свою туристическую сферу.

Теперь об инвестиционном проекте "Три вулкана". Он находится в активной стадии проработки, предпосылок к его заморозке нет, потому что он носит долгосрочный характер. Этот проект прорывной, и он очень важен, потому что в рамах него будет создана инфраструктура, которая может потом использоваться и другими предприятиями, в том числе туристическими. В случае с "Тремя вулканами" это очень четко видно, потому что планируется создание отдельного круизного порта, который будет в соседней бухте размещаться, большого центра с отелями и с местами размещения туристов, логистикой до аэропорта и с возможностью посещения уникальных природных объектов Камчатки. Я нахожусь на прямой связи с инициаторами проекта, мы уже обсудили все моменты, и в ближайшее время будет подана заявка для оформления проекта в качестве резидента ТОР. Я уверен, что мы этот проект реализуем в кратчайшие сроки, думаю, что он станет знаковым для развития туризма на Дальнем Востоке и Камчатка станет центром такого туризма. Даже во время напряженной ситуации с коронавирусом Камчатка сможет перетянуть на себя значительную часть турпотока, потому что при турбулентности, которая сейчас есть, уединенное размещение в экологически чистых местах с красивой природой будет выигрывать по сравнению со скученным размещением на пляжах или достопримечательностях европейских государств. Так что в этом смысле Камчатка только выиграет.

— Камчатка сегодня — лидер по количеству резидентов ТОР, но при этом Трутнев в феврале назвал работу краевых властей с инвесторами недостаточно эффективной. Будете ли вы инициировать смену блока правительства, который отвечает за реализацию таких крупных проектов? И какие проекты ТОР кажутся вам наиболее полезными для региона?

— Я согласен с оценкой Юрия Петровича. Действительно, ситуация с управлением территорией опережающего развития и Свободным портом Владивосток достаточно тревожная. Я уже начал наводить порядок в этой системе. Мы несколько дней назад провели двухчасовое совещание под руководством полпреда в ДФО с подробным разбором всех проблемных вопросов и наметили те решения, которые нам необходимы, чтобы ситуацию исправить. Я уже сменил значительную часть блока правительства, которая отвечала за большие проекты: три заместителя председателя правительства перешли на другую работу, и при необходимости дальнейшие кадровые решения будут продолжены. Но для меня важнее сейчас изменить подход и отношение к этой работе. Очень важно, чтобы мы понимали, что мы работаем на благо граждан, и формальные процедуры не должны подменять смысл происходящего. У нас есть примеры, когда резиденты ТОР получали площадки под строительство парковки, а потом на их месте появлялись пивные ларьки. Вот эта ситуация является категорически неприемлемой, и этого больше не повторится. Мы будем каленым железом выжигать такую практику, и любой проект, который получает поддержку по линии Свободного порта Владивосток, ТОР, должен быть проанализирован с точки зрения интересов жителей Камчатского края и развития экономики. И конечно, недопустимо, что государственные структуры выясняют между собой отношения в судебных инстанциях. Это просто дискредитирует государство в глазах общества и предпринимателей. С этой практикой будем заканчивать и работу будем настраивать на новый лад. Уверен, что многие смогут перестроиться, а те, кто не смогут, — будем искать им замену. Если говорить о наиболее крупных проектах, которые у нас сейчас есть, то это строительство порта по перевалке СПГ, это "Три вулкана" и строительство нового аэропортового комплекса, который тоже уже оформлен. По объему инвестиций, по эффекту на развитие инфраструктуры, по пользе для жителей Камчатского края думаю, что эти проекты — первые три номера. Это не означает, что другие менее важны, — у нас сейчас 98 проектов, которые имеют статус резидентов ТОР. Мы договорились, что у нас будет единая информационная система вместе с Минвостокразвития, которой мы будем фиксировать статус зеленой, желтой и красной зоны для каждого проекта и находить решения, которые позволят реализовать максимальное количество проектов, исходя из интересов жителей Камчатского края.

— Расскажите о реализации нацпроектов в Камчатском крае. Какие основные сложности вы видите в этом вопросе?

— В целом я хочу сказать, что средства, которые по нацпроектам получены из федерального центра, я не считаю очень большими. Может, по контрасту с другими регионами у меня такой вывод, но я считаю, что здесь есть резервы для увеличения. Есть проблемы, связанные с управлением национальными проектами, их реализацией на территории. Например, на Камчатке до сих пор не был создан отдельный офис, который бы осуществлял управление в постоянном режиме. Мы сейчас этот пробел восполняем, и такой проектный офис в моем прямом подчинении будет создан, чтобы осуществлять постоянный приоритетный мониторинг развития нацпроектов. Основная зона риска нацпроектов по всей стране связана со стройкой. По стройкам в сфере образования я уже провел совещание по всем объектам, там текущая работа налажена. На следующей неделе буду рассматривать спортивные объекты, у нас планируется сдача в этом году стадиона "Спартак". Он, правда, не по линии нацпроектов, а по линии Министерства развития Дальнего Востока, но вот такой знаковый спортивный объект будет реализован. Небольшая напряженность есть при строительстве дорог, но тоже под контролем этот вопрос держу. Конкурсы разыграны, так что серьезных опасений, которые создавали бы предпосылки к срыву, нет. Я уже сориентировал всех коллег, всех зампредов, что национальные проекты — это наш приоритет. За их реализацию установлена персональная ответственность зампредов. При малейших угрозах не то что срыва, а затягивания сроков будем на ручной механизм управления этот процесс переводить.

— Вы два года возглавляли правительство Якутии, сейчас возглавляете Камчатку. Каким вы видите взаимодействие двух северных регионов?

— Камчатка — это ворота Северного морского пути, а основная часть по протяженности протекает мимо Якутии. И в этом смысле СМП — это тот связующий стратегический проект, в котором наше сотрудничество с Якутией вполне естественно. В Якутии, как и на Камчатке, очень красивая природа, и умение показать природу, снять фильмы, фотографии в обоих регионах — это то, что объединяет эти субъекты. Ну и третье — это наука. Сейчас в Якутии инициировано создание научно-образовательного центра "Север", который носит межрегиональный характер, Камчатка изначально в него включилась. Ну а сейчас мы удвоим наши усилия, чтобы он реализовался, чтобы научный потенциал научных организаций Якутии был использован в том числе и для решения задач развития Камчатского края. Уверен, что здесь большие перспективы есть. Пользуясь случаем, я бы хотел поблагодарить главу Якутии Айсена Николаева и всех жителей этого прекрасного региона за опыт, который я получил, работая в Якутии. На Камчатке он мне, безусловно, пригодится.

Беседовали Людмила Борщева, Ульяна Бакуменко, Марина Шатилова.

Фото: Елена Верещака/ТАСС.